Интервью

Артур Сухих. Детям из интернатов необходима духовная инъекция

Когда читаешь биографии всемирно известных людей, которые становились благополучными вопреки всем жизненным перипетиям, не задумываешься о том, что около тебя, в реальной жизни есть люди с не менее достойной судьбой. Хотим поделиться с вами удивительной и, к сожалению, редкой в нашей стране историей о том, как мальчик, оказавшийся в семь лет в стенах интерната, сумел стать успешным бизнесменом…

IMG_9735

Артур, сколько всего лет ты прожил в интернате?

Я попал туда в 7 лет и вышел, когда мне было 15. Всего провел там полноценные 8 лет.

Скорее всего, это не самые лучшие моменты твоих воспоминаний, но раз мы уже говорим на эту тему, ты можешь вспомнить, как случилось так, что ты оказался в интернате?

Это не была история про то, как вполне благополучного мальчика вдруг в один момент отправили жить в неблагополучные условиях интерната. До этого со мной тоже происходила не совсем радужная картина. Есть такие дети, которые не должны были родиться. Я был одним из них. Я называю это эффект сорняка, который пробивается сквозь, казалось бы, не пробивной асфальт.

Весь тот период оставил во мне настолько неприятное впечатление, что я даже не хочу и никогда не хотел копать, чтобы узнать у своих родственников причинно-следственные связи, почему именно я оказался в интернате. Мне не хочется об этом знать.

Ты вообще часто вспоминаешь тот период своей жизни?

В какой-то момент, когда мне было лет тридцать, я понял, что надо раз и навсегда отмахнуться от той жизни, чтобы дальше не породить в себе комплексов. Потому что, на самом деле, выйти из той обстановки разносторонним и психически свободным человеком – это моя самая большая победа.

IMG_9717

Соприкасаясь с детьми из интернатов на протяжении всей нашей деятельности, я могу сказать, что это практически невозможно. Система похожа на болото, которое, чем дальше, тем затягивает тебя все глубже. Как тебе, все-таки, удалось вырваться?

Честно признаюсь, что это произошло не в силу заложенных во мне каких-то генетических уникальных качеств. Так сложились обстоятельства. Мне в силу характера приходилось всегда что-то кому-то доказывать. Как правило, это были старшеклассники, перед которыми надо было отстаивать свою позицию. За что я регулярно, практически каждый день, получал от них по голове. Я понимал, что долго так продолжаться не может и начал думать о том, как бы себя защитить. В тех условиях защитить себя можно было только физически, значит, надо было идти учиться драться. Это был примерно 1983 год и из всех доступных видов спорта, который мог научить меня драться, был бокс. Мне казалось, что бокс меня может спасти. У меня совершенно не было мысли идти туда развивать себя духовно, я шел из абсолютно инстинктивных соображений.

И у тебя началась другая жизнь?

Не сразу конечно. Это был класс пятый, за периметр интерната мы выходили редко, но я каким-то образом договорился, чтобы меня отпускали, и каждый день в 6 утра я уходил на тренировку, возвращался к началу уроков, потом снова на тренировку. Когда были сборы, в день было по три тренировки. Я не могу сказать, что в итоге добился каких-то выдающихся результатов в спорте. На уровне республики у меня был хороший результат среднестатистического старающегося спортсмена. Но мой главный результат был не спортивный, а психологический. Я переоценил все, что со мной происходило до спорта: мои мысли, инстинкты, принципы, разум… Я пришел в спорт научиться драться, а научился тому, как не довести ситуацию до физических столкновений. Это что касается взглядов на жизнь.

Уже потом, когда стал чуть старше, я понял, что если бы не спорт, то у меня не было бы другой коммуникативной среды, которая помогла мне вырваться из того периметра, называющимся интернатом и которая помогла мне не заблудиться уже во взрослой самостоятельной жизни.

Спортивная среда, в которую ты попал, в основном состояла из детей из полноценных семей?

Да.

Когда узнавали, что ты из интерната, как к тебе относились? Как, вообще, складывались твои взаимоотношения с другими ребятами?

У детей из полноценных семей был устойчивый стереотип, что в интернате живут умственно отсталые. Мне требовалось немало времени, чтобы объяснить, что там живут дети, которые оказались в сложной жизненной ситуации. Объяснять приходилось больше не словами, а действиями. Сначала я выиграл районную олимпиаду по географии, и об этом узнали. А когда у нас уже образовался сложившийся коллектив, где каждый показывал спортивные результаты и проявлял свои человеческие качества, отношение стало меняться. Более того, когда в мой адрес кто-то как-то неприятно высказывался, ребята из команды всегда вставали на мою защиту.

IMG_9729

В связи с закрытием интернатов, детей, которые там жили и учились, расформировывают в обычные школы. Я знаю родителей, кто в виду различных стереотипов, категорически против, чтобы вместе с их детьми учились выходцы из интернатов. Как к тебе относились родители твоих спортивных товарищей?

Очень позитивно. Я не помню каких-либо неприятных случаев. Более того, родители ребят, узнавая мою ситуацию, часто мне помогали. А когда закончилась школа, развалился Союз и моя дальнейшая судьба была неопределенна, один из таких родителей устроил меня на работу.

Тогда ведь было такое время, когда выбора особо не было. Многим ребятам после спорта предлагали вступить в очередную группировку. Зная мою ситуацию, когда терять уже нечего, конечно, предложения «бригадирить» поступали часто. Не знаю откуда, но у меня всегда было четкое понимание, что в моей жизни получится как-то по-другому. Что отобрать у человека что-то, что мне не принадлежит, я не смогу. Ни в коем случае никого не осуждаю. Но я знаю, что с этими людьми сейчас: одних уже нет в живых, другие до сих пор не могут найти себя. Все это потому, что у них так и не получилось понять, что, то, что не заработано, никогда твоим не станет.

Был другой путь – собственный. Интуитивно я выбрал его. Папа одного из товарищей по боксу помог устроиться на работу. Ирония того времени состояла в том, что совершенно неквалифицированным трудом грузчика, я зарабатывал больше, чем многие люди с высшим образованием. Так началась моя самостоятельная жизнь.

Подведя некоторые итоги, как ты думаешь, что тебе, все-таки, помогло вырваться из той системы, которую порождает интернат: характер, случай, судьба?

Спорт.

Почему остальные не пошли в спорт, если это билет в жизнь?

Остальные не дрались со старшеклассниками.

Значит, дело все-таки, в характере?

Наверное, в детской скверности. Скверность в характере побудила что-то предпринять, а потом уже спорт научил, прежде всего, думать.

IMG_9836

Ты сейчас общаешься с ребятами из интерната? Следишь за их судьбой?

Нет. Пару лет назад мне позвонила учительница с просьбой встретиться с одноклассниками. Я вежливо выслушал и отказал по одной причине. Этот человек нанес мне в детстве самое большое количество унижений. Она себе представляла, что именно так надо воспитывать. С другой стороны, я когда-то для себя решил, что должен забыть это все как можно быстрей, и не хотелось бы возвращаться туда, где основным педагогическим инструментом было сравнять человека с землей. Так для них было проще всего. Любить тяжело, а унижать всегда легко. Я никого не виню, просто мне нелегко дается сама мысль туда еще раз вернуться.

И, тем не менее, этот негативный опыт не сделал тебя черствым, наоборот, я знаю, что ты имеешь отношение ко многим хорошим делам, касающихся спорта, в том числе. Расскажи про открытие спортивного клуба, в котором молодые ребята могут заниматься боксом бесплатно…

Это история, которую я могу повторять много раз. И не для того, чтобы в очередной раз упомянуть свою причастность, хотя честно признаюсь, что горжусь тем, что в итоге получилось. Это история про то, как один тренер, который любит то, чем занимается, собрал вокруг себя единомышленников с волей, мотивацией, возможностями и трезвым умом. Потому что в условиях, когда наше государство не в состоянии влиять на судьбы детей из неблагополучных семей, и в то же время, с каждым годом таких детей меньше не становится, вытянуть ситуацию может только частная инициатива. Так получилось в этом случае. Собрались правильные люди, скинулись и за полгода заброшенный подвал превратился в современный спортивный зал. На сегодняшний день в зале тренируются взрослые за деньги, чтобы была возможность поддерживать клуб, а дети, причем абсолютно все, бесплатно. Я знаю, что уже есть результаты – например, парень, который тренировался в зале, стал первым по республике.

История с этим клубом меня так вдохновила, что потом я отремонтировал еще велошколу на Ботанике.

IMG_9762

10 сентября на стадионе «Zimbru» состоится большой концерт группы «Океан Эльзи». Партнером группы выступает твоя компания «Suhih Production», и по твоей инициативе концерт посетит более тридцати детей из интерната. Это будет уже второе подобное сотрудничество с «Добрым сердцем»… Скажи, это твое внутреннее ощущение долга?

Чтобы было понятно, почему мне важно участие детей из интерната в наших проектах, надо рассказать, как я вообще попал в историю под названием шоу-бизнес. Все дело случая.

Когда я жил в интернате, нас редко, но вывозили на культурные мероприятия. Как-то пришел учитель по музыке и рассказал, что нам выделили определенное количество билетов на артиста, чье имя нам совершенно ни о чем не говорило. Но стремление выйти за пределы интерната было настолько велико, что мы, конечно же, пошли всем классом. Мы с одноклассником отпросились уехать раньше других и договорились встретиться на месте. Приехав, мы перепутали филармонию с оперным театром. Но об этом мы узнали позже. А поскольку билеты и туда, и туда в то время были очень похожими и учитывая, что мы забежали на третий звонок, когда все спешили скорее занять свои места, мы попали на спектакль в оперный театр. Все первое отделение мы выискивали в зале наших. В антракте мы поняли, что наших мы уже точно не найдем, и во втором отделении нам ничего не оставалось, как смотреть само действо. А тем временем на сцене творилось что-то невероятное. Живой оркестр, много сменяющихся декораций, костюмов, музыки… Все трансформировалось, двигалось… До этого я был только в цирке, поэтому все для меня представлялось настоящим космосом. Я начал всматриваться в детали. Как уже потом я узнал, это был питерский театр музыкальной комедии и показывали «Ордер на убийство» Роберта Шекли.

Я часто возвращаюсь к тому вечеру, к тем нескольким часам, проведенным в театре, потому что это все оставило во мне неизгладимое впечатление. И много лет спустя я понял, что именно тот мюзикл посеял в моем подсознании зерно, которое пульсировало мыслью, что я хочу быть там, хочу участвовать во всем этом. Я понимал, что у меня нет к этому никакого таланта. Я не умею петь, танцевать, рисовать, читать стихи… Но, наверное, где-то сверху было предначертано, чтобы все это я умел продавать. Чем я, в принципе, и занимаюсь на протяжении двадцати лет.

Отвечая на твой вопрос, я скажу так: дети из интерната не запоминают, что они едят, в какой одежде они ходят, какую обувь они носят, хотя это тоже немаловажно. У меня до сих пор проблемы с ногами из-за того, что я носил всегда маленькую обувь. Но лучший сдвиг по фазе в хорошем смысле происходит именно от события, от ощущения, от того, что может, так или иначе, повлиять на формирование личности. От того, что ты ребенка вытягиваешь из его обычных условий, в которых он живет каждый день, и делаешь эму духовную инъекцию. Ни они, ни мы не знаем, что с ними будет завтра, они сами не понимают, кем хотят быть. Но есть шанс, что одному из десяти такая инъекция будет сделана на концерте и они найдут в себе то, чем бы хотели заниматься. Как это произошло у меня. Поэтому я могу назвать это моей внутренней миссией. И что касается непосредственно концерта «Океан Эльзи», могу сказать, что присутствие ребят из незащищенного слоя общества – это официальная позиция артистов.

Очень важно, чтобы в душе и голове таких ребят зародилась вера в то, что может быть по-другому, что есть другие люди, есть другая жизнь. И в условиях слабого государства это другое должно происходить благодаря нам.

IMG_9733

Беседу вела Кристина Цуркан

Фотограф: Иван Собецки

Please follow and like us: